Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Categories:

Сергей не терпит грусти, или слово в защиту хорошего фильма

Сегодня юбилей у любимого моего Станислава Ростоцкого.

В связи с чем имею сказать следующее.

Я иногда встречаю людей, которые говорят: «Я ненавижу фильм про Белого Бима». Так и говорят «ненавижу». И никак не простят ни Ростоцкого, ни Троепольского. Такую тяжелую книгу так тяжело экранизировали. Нанесли травму в детстве.

Я была патологически жалостлива. Я была жалостлива до такой степени, что слово «тщедушный» в книге вызывало у меня ком в горле – ведь герой такой маленький, такой жалкий, его, наверное, кто-нибудь обидит!.. И я, как полагается, оплакивала кролика Йокке в «Сальткроке», ревела над рассказом Яковлева «Багульник» и, разумеется, до замирания сердца жалела Бима.

С тех пор в моей жизни было много неприятностей самого разного характера. Но я уверенно могу сказать, что ни одна из них не была вызвана фильмом про Бима. Я не начала страдать энурезом и кошмарами по ночам, я не вытеснила сюжет фильма в подсознание, короче, со мной из-за него не произошло ничего такого, что заинтересовало бы психоаналитика. Ну или я не понимаю значения слова «травма». А может, его не понимают люди, объявляющие травмой любое переживание. Потому что я как-то не думаю, что детская психика действительно настолько хрупка.

Хорошо бы, конечно, было без переживаний! Чтоб никогда не драться, не плакать, не обижаться. Не жалеть Бима и Йокке. Жить, как Сергей у Агнии Барто, тот самый, что не терпит грусти.

Но вот что я хочу сказать про переживания такого рода и про их смысл.

Мои сверстники выросли в мире, где любить животных было как-то хорошо и правильно. Конечно, и в нем оставались садисты и изуверы, но в целом – в целом – общественная мысль довольно четко работала в направлении защиты животных. Я помню древнюю, как мир, соседку, которая подбирала животных и носила их усыплять. И хотя вся улица показывала на нее пальцем – плохая соседка, пещерное милосердие, – это прекратилось только с появлением общедоступных звероприютов. Ребята, я застала то время, когда их не было! Когда ты просто подбирал животное или оно издыхало. Все. С незначительными вариантами. Лично у меня дома таких подкидышей всегда было не менее пяти. И тут – приюты! И люди дают на них деньги! И ветеринары делают зверям операции в долг! И за границей появились службы по защите животных от жестокого обращения, и, как пить дать, появятся и у нас.

Так вот, были времена, когда все это – звериные приюты, обязательная, само собой разумеющаяся жалость ко всякой животине, как к существу слабому, особые методы дрессуры, чистые, комфортные, экологичные зоопарки – все это в сознании масс было баловством.

Книга очень хорошего детского писателя начинается с того, что герой ищет у матери сулему, чтобы отравить соседского кота «за то, что таскал цыплят». Это поведение никак не оценивается автором. Герой просто не успел отравить кота. И вообще, он замечательный человек.

Генерал Иволгин у Достоевского рассказывает байку про то, как выкинул собачку в окно поезда. Общество весело хохочет, включая мальчика Колю. Колю не смущает судьба собачки.

Двенадцатилетний Володя Дуров с одноклассниками тянет жребий – кому удавить собаку злобного сторожа. В решении раскаивается один Дуров (оно же, кстати, повлияет на выбор его будущего пути). Не волнуйтесь, собака выжила, но вы только представьте себе этих милых, чисто умытых ребяток, решающих – кому совершать экзекуцию.

Если покопаться, таких примеров в литературе и жизни того времени полно. Есть герои, которые относятся к животным по-есенински и зверье, как братьев наших меньших, никогда не бьют по голове. Но это не абсолютная норма. «Маленькая собачонка» долгое время остается в масс-культуре вещью, атрибутом, иногда – предметом роскоши. Разумеется, подспудно вспухает и другое направление – это показывают те же воспоминания Дурова, основателя безболевой системы дрессировки. Как дрессировали животных до него, я распространяться не буду.

И нарыв этот прорвался. Прорвался сразу многими произведениями, но самое резонансное из них – безусловно, «Белый Бим черное ухо». Вы все еще ненавидите этот фильм и книгу за то, что они заставили вас страдать? А я говорю им спасибо за то, что они заставили меня и других страдать.

И я снимаю шляпу перед Ростоцким и Троепольским за то, что выросло уже три поколения, которые оплакали судьбу Бима, простой собаки-потеряшки. И за то, что с каждым годом больше людей, которые, увидев бездомного пса, не вызывают чумовозку, а звонят в приют. Или дают ему мяса. И за то, что общество уже само, без шоковой терапии, может воспитать ребенка в любви к слабым, обездоленным и мохнатым.

И за то, что мы начали забывать старое, вовсе не умилительное, значение слова «собачник».
Tags: Гневное, Киномания, О книгах
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Спасибо за жизнь!

  • ***

    Самое мерзкое последствие ковида (из обонятельных) - то, что любой сваренный дома кофе превращается для моих рецепторов в дурно пахнущую горькую как…

  • О храме искусства

    Ну уж напоследок еще прекрасного из дневника Пипса. О культуре поведения в общественных местах: «Я отправился ...в Театр, где смотрел…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Bestsheddar

April 21 2017, 20:48:27 UTC 4 years ago

  • New comment
Нормальные дети и должны рыдать от жалости над подобными книгами, и над "Хижиной Дяди Тома", и над "Му-му". Вот "Му-му", кстати, народ тоже массово обвинит в манипулятивности? )) Смешно даже. Да, эта книга написала именно для того, чтобы ребенок над ней заплакал, открыв в себе сострадание и ненависть к подлости и жестокости, например. Обвинять в этом произведение все равно что пенять на вакцину, мол, температура от неё поднялась, и каких-то непонятных антител мне в кровь напустили. Кстати, мне однажды высказала одна мадам совершенно по-хамски, что детей нельзя так травмировать - грустными книжками. И еще кивала на свой пидагогицкий опыт. В системе образования, конечно, кризис, но не до такой же степени...

Recent Posts from This Journal

  • Спасибо за жизнь!

  • ***

    Самое мерзкое последствие ковида (из обонятельных) - то, что любой сваренный дома кофе превращается для моих рецепторов в дурно пахнущую горькую как…

  • О храме искусства

    Ну уж напоследок еще прекрасного из дневника Пипса. О культуре поведения в общественных местах: «Я отправился ...в Театр, где смотрел…