Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Category:

Книги-антидепрессанты. Часть 1

Сначала я хотела составить небольшой списочек своих идеальных зимних книг.
Но друг вдохновил меня на список, возможно, куда более нужный сейчас, когда снег оседает огромной намерзшей шапкой на вашей машине, рука об руку с дедом Морозом грядет дед Лайн и предновогоднее настроение вдруг начинает напоминать подгнивший мандарин.
Нет, нам сейчас просто необходимы книги теплые и безмятежные, книги смешные и книги задорно веселые, за чтением которых можно расслабиться и не опасаться появления на страницах пары-тройки трупов или сгустка экзистенциальной тоски. Обещаю не упоминать здесь даже «Убийства в Восточном экспрессе» (хотя труп там, как та нога в «Берегись автомобиля», – кого надо труп).
Итак, вашему вниманию предлагается мой личный топ Книг-Антидепрессантов (о некоторых я, кстати, уже писала, поэтому прикреплю ссылки на свои старые посты).
Конечно, среди них много детских, но таки хотите вы новогоднего настроения или нет? А детство – это облегченная версия новогоднего настроения 365 дней в году.

1. А.Линдгрен. «Мы – на острове Сальткрока». Да, я немного сжульничала – уговор был постить безмятежные книги, а «Сальткрока» не совсем безмятежна, потому что, вы сами понимаете, кролик Йокке. Но рассвет над морем еще прекраснее после всех преодоленных героями испытаний. И для меня эта книга, трогательная и смешная, с огромным мешком счастья, высыпающегося на героев в финале – даром, и уже точно никто не уйдет обиженным, – настоящее лекарство.

2. С.Гиббонс. «Неуютная ферма». Взявши эту книгу в руки (в омерзительном, кстати, настроении), я настроилась на роман в духе «Любовника леди Чаттерлей», но с немножечком юмора. Вместо этого два дня, забыв обо всем, глупо и блаженно прохихикала. Перед нами, друзья, ядреная пародия на английскую литературу стыка 19-20 веков – да какая славная! Такая, с которой как-то подзабываешь проблемы и сам себе начинаешь казаться одним из потешных ее персонажей, чьи беды нетрудно разгрести, купив фургончик или организовав переезд в другой город, как оно иногда и есть. С меня большой отзыв, а пока держите цитату:
«Она глубже упрятала руки под шаль. Овсянка зловеще всколыхнулась; можно было подумать, что она наделена разумом, настолько ее движения отзывались на каждый всплеск человеческих страстей.
- Мерзавец, - проговорила наконец Юдифь ровным голосом. - Трус! Лжец! Распутник! ...Ты хочешь разбить мне сердце?
- Да, - со стихийной простотой отвечал Сиф.
Овсянка выкипела на пол.»


3. Дж.Даррелл. «Натуралист на мушке» – единственная на свете книга про зверей, где вообще никого не жалко, кроме искусанных ног режиссера, а потому можно расслабиться и бездумно хохотать.

4. Дж.Даррелл «Моя семья и другие звери» – Если вдруг кто-то еще не знает этой потрясающей вещи, то в ней одна нескучная английская семья переезжает на Корфу, где отпрыски предаются написанию книг, приему гостей, флирту, а также безудержному и восхитительному наблюдению за живой природой, а мама стоически пытается все это устаканить и не сойти с ума.

5. Дж.Даррелл «Филе из палтуса». Сборник юмористических рассказов. Примечательны они тем, что про выпавшую из опахала змею еще можно написать смешно, а вот восемь страниц смешно рассказывать, как у автора из носа текла кровь, может только Даррелл.

6. Ч.Диккенс «Роман, сочиненный на каникулах». Диккенс тоже может быть неожиданным. Совсем слегка подсахаренная повесть без чахотки, викторианского ангела в доме и грязи лондонских улиц. Просто человек сел и написал отчаянно озорную историю, в которой четверо детей рассуждают о мире взрослых. Полчаса здорового смеха вам обеспечены.
Цитата:
«Неприятель появился… приблизился. Размахивая черным флагом, подполковник бросился в атаку. Последовало смятение. В тревоге я ждал сигнала; но сигнала не было. Ненавистная Дроуви в очках не только не пала, но, как мне показалось, накинула подполковнику на голову его противозаконное знамя и принялась тузить его зонтиком. Та, что в сиреневой шляпке, тоже проявляла чудеса храбрости и колотила его кулаками по спине. Убедившись, что на этот раз все потеряно, я ринулся в отчаянный рукопашный бой и пробился на дорожку. Свернув на заднюю тропинку, я, к счастью, никого не встретил и без помехи прибыл на место.
Будто целый век прошел, пока подполковник прибежал ко мне. Он ходил к портному, чтобы тот зашил дырки на его штанах, и объяснил наше поражение тем, что ненавистная Дроуви отказалась пасть. Поняв, как она упряма, он сказал ей: «Умри, малодушная!» — но увидел, что она глуха к доводам разума...».


7. А.Гайдар. «Голубая чашка». Очень детская и очень трогательная повесть. Приключения папы и дочки в дачном поселке в течение одного летнего дня. И никакой дядя Митяй в исполнении Меньшикова не придет и ничего не испортит.
Цитата:
«Идём мы, идём и вот видим, что от мельницы во весь дух мчится нам навстречу какой-то человек. Пригнулся он, а из-за ракитовых кустов летят ему в спину комья земли. Странно нам это показалось. Что такое? У Светланы глаза зоркие, остановилась она и говорит:
—А я знаю, кто это бежит. Это мальчишка, Санька Карякин, который живёт возле того дома, где чьи-то свиньи в сад на помидорные грядки залезли. Он вчера ещё против нашей дачи на чужой козе верхом катался. Помнишь?
Добежал до нас Санька, остановился, и слёзы ситцевым кульком вытирает. А мы спрашиваем у него:
—Почему это, Санька, ты во весь дух мчался и почему это за тобой из-за кустов комья летели?
Отвернулся Санька и говорит:
—Меня бабка в колхозную лавку за солью послала. А на мельнице сидит пионер Пашка Букамашкин, и он меня драть хочет.
Посмотрела на него Светлана. Вот так дело!
Разве же есть в Советской стране такой закон, чтобы бежал человек в колхозную лавку за солью, никого не трогал, не задирал и вдруг бы его ни с того ни с сего драть стали?»


8. А.Гайдар. «Чук и Гек». Тоже очень детская и, если вдруг кто-то позабыл, совершенно потрясающая вещь. Одна глава о том, как Чук, Гек и мама создавали себе Новый год в пустой сторожке посреди леса, дорогого стоит. И, конечно, это повесть с одной из самых, честное слово, красивых заключительных фраз.
Ну и, к примеру, цитата:
«Они не слышали, как уехал ямщик и как мать, забравшись на печку, улеглась с ними рядом. Они проснулись уже тогда, когда в избе было совсем темно. Проснулись все разом, потому что на крыльце послышался топот, потом что-то в сенях загрохотало – должно быть, упала лопата. Распахнулась дверь, и с фонарем в руках в избу вошел сторож, а с ним большая лохматая собака. Он скинул с плеча ружье, бросил на лавку убитого зайца и, поднимая фонарь к печке, спросил:
–Это что же за гости сюда приехали?
–Я жена начальника геологической партии Серегина,– сказала мать, соскакивая с печки,– а это его дети. Если нужно, то вот документы.
–Вон они, документы: сидят на печке,– буркнул сторож и посветил фонарем на встревоженные лица Чука и Гека.– Как есть в отца – копия! Особо вот этот толстый.– И он ткнул на Чука пальцем.
Чук и Гек обиделись: Чук – потому, что его назвали толстым, а Гек – потому, что он всегда считал себя похожим на отца больше, чем Чук.»


9. Н.Соротокина. «Трое из навигацкой школы», «Свидание в Санкт-Петербурге». Последние две книги тетралогии, подумав, решила не называть, ибо большую их часть все-таки занимает война. А для совсем уютного безмятежного чтения порекомендую первые две, где мы видим героев совсем молоденькими, а также на редкость увлекательно гуляем по Москве и Петербургу 18 века.
NB. С сюжетом книги совпадает только первый фильм, второй умещается в зазоре между первой и второй частью, а третий вообще существует где-то отдельно от романа. Кроме того, даже в первом, полностью экранизированном томе много такого, чего мы не увидели в кино, в частности, уморительная история про тяжбу попа с мужиками, бабку Наталью и орущих младенцев. Так что приятного чтения!

10. Н.Бодэн. «Кэрри в дни войны» – все три повести по ссылке прекрасны, но эта книга, несмотря на свое тревожное название, – самая успокаивающая и жизнерадостная из всех, с дымком печных труб над шахтерским поселком, томными валлийскими долинами и совершенно антидепрессивной моралью.

11. В.Катаев. «Белеет парус одинокий», «Хуторок в степи» – первые две части знаменитой тетралогии, в которых еще почти все хорошо, все юны и все живы. Можно читать как законченное произведение.
(Тут в посте наступил перерыв, во время которого я стихийно перечитывала, как Петя и Гаврик слопали бабушкино варенье. Продолжение следует!)
Tags: О книгах
Subscribe

  • Славны бубны

    Был такой отличный реконструкторский исторический проект – «Один в прошлом». Вот интервью с участником, подробное и обстоятельное.…

  • Об высоком.

    Определилась, кстати сказать, в своем отношении к существованию бога. Ну то есть как-то примирила свою интуитивную веру в него с интуитивным же…

  • А не замахнуться ли нам, понимаете ли...

    Ну ёпрст, вот и почему же мне кажется, что это ПЛОХАЯ новость? "«Коммерсантъ» сообщает, что сервис Okko подписал соглашение с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments