Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Categories:

Книги-антидепрессанты. Часть 2.

В первый зимний день давайте продолжим прошлогодний разговор о книгах-антидепрессантах, которые помогут нам пережить зиму и потеплее укутают душу.

12. А.Грин. «Алые паруса». Мне кажется, эту книгу знают все, и все же каждый раз берешься за нее как в первый. Антидепрессант абсолютный, беспримесный, накрывающий ощущением чистого счастья. Про сюжет и всю светлую прелесть книги вы все сами знаете, а я добавлю два слова про язык – ту затейливую, чудную вязь, которой, каждый в своей манере, прекрасно владели все крупные авторы той писательской школы – Лавренев и Аверченко, Булгаков и Ильф с Петровым, Зощенко – да-да, «у ей во рте зуб блестит», а поди напиши так, как Зощенко! – и, конечно, Грин. 
Цитата:
«  – Довольно образцов, – сказал Грэй, вставая, – этот шелк я беру.
–  Весь  кусок? – почтительно сомневаясь,  спросил торговец. Но  Грэй молча смотрел ему в лоб, отчего хозяин лавки  сделался немного развязнее. – В таком случае, сколько метров?
Грэй кивнул, приглашая повременить, и  высчитал  карандашом  на  бумаге требуемое количество.
– Две тысячи метров. – Он с сомнением осмотрел полки. – Да, не более двух тысяч метров.
–  Две?  –  сказал хозяин,  судорожно  подскакивая, как пружинный. – Тысячи? Метров? Прошу вас сесть, капитан. Не желаете ли  взглянуть, капитан, образцы  новых материй?  Как вам  будет угодно.  Вот спички, вот  прекрасный табак; прошу вас. Две  тысячи... две  тысячи по… – Он сказал  цену, имеющую такое  же отношение к настоящей,  как клятва  к  простому "да", но  Грэй был доволен, так как не хотел ни  в чем торговаться. –  Удивительный, наилучший шелк, –  продолжал лавочник, –  товар вне сравнения, только у меня найдете такой.»


13. А.Грин. «Бегущая по волнам». У Грина много других вещей, мрачных, где светлое и романтичное – обречено, но не здесь и не сейчас. Можно с чистым сердцем отдаться этим убаюкивающим названиям – Лисс, Гель-Гью, Зурбаган и знать, что статуя над городом не рухнет, а спасительный голос в ночи не просто почудится героям. 

(Обе книги лучше всего читать в иллюстрациях Саввы Бродского).

14. Н.Думбадзе. «Я, бабушка, Илико и Илларион».
Очень солнечная, очень грузинская книга о взрослении  мальчика Зурико под присмотром двух соседей и бабушки. Зурико ходит в школу, влюбляется в Мери, поступает в университет, поет песни и  пьет чачу в атмосфере чисто грузинской жизнерадостности  и легкого абсурда.

Цитата: «Надо  сказать,  моя  бабушка  весьма отрицательно  относится  к  бездушному   решению   Наркомпроса, которое  обязывает учащихся ежедневно высиживать в школе полные шесть уроков. Хотя лично я  никогда  не  давал  ей  повода  для этого.  Свой  учебный  день  я,  как  правило, еле дотягиваю до четвертого  урока.  Потом  уже  теряю  всякое  представление  о времени  и  пространстве  и голосом, несколько громче обычного, спрашиваю соседа по парте:
- Ромули, дорогой мой, что это так долго не звонят? Звонок пропал или сторож?
Ромули скалит зубы, а учитель, указывая на меня пальцем (я показательный ученик!), ласково процеживает:
- Сейчас же встань и убирайся вон!  И  пока  не  приведешь родных, чтобы духу твоего здесь не было!
Я  не  спрашиваю  "почему?", так как знаю, что после такой дискуссии в ход обычно пускаются мел и линейка.  Я  молча  беру сумку и фуражку и направляюсь к двери.
- До свидания! - говорю я Ромули.
- До скорой встречи! - говорит он мне и машет рукой.
На второй день я веду в школу бабушку, затем бабушка ведет меня домой, потом опять я веду бабушку в школу, и снова бабушка отводит  меня  домой  и  так  далее.  Можно  смело сказать, что десятилетку я  и  бабушка  заканчивали  вместе.» 

15. А.Алексин. «Очень страшная история». Школьник Алик Деткин ввязывается в расследование мрачного и загадочного преступления. На самом деле мрачной и загадочной оказывается история о не очень умном учителе и несчастливом подростке, готовом зубами держаться за статус в классе. А осенние приключения на угрюмой запущенной даче, заточение в подземелье и погони – вполне себе даже веселыми благодаря живому алексинскому языку и колоритным персонажам, школьникам из литературного кружка. И, разумеется, их бессмертному творчеству.
Цитата: «Жить не стоит, в том нету сомнений,
Сердце в муке сгорело дотла,
Когда ты на большой перемене
К восьмикласснику вдруг подошла.»

16. В.Осеева. «Динка». Книга, где вас примут как родных. И одна из самых дорогих для меня книг о любви, хотя герои еще не называют ее по имени.

17. В.Осеева. «Динка прощается с детством». Продолжение, которое, как ни удивительно, ничем не слабее первой книги. Семья Арсеньевых проводит лето на полюбившемся нам хуторе под Киевом. Одни герои постарели, другие стремительно взрослеют, а любовь и ревность уже называются своими именами.

18. Т.Гарди «Под деревом зеленым». Даже у Гарди сельская Англия бывает не только угрюмой. Ни таинственных пустошей, ни внебрачных детей, ни даже обедневших дворянских родов не будет в этой милейшей повести про хор деревенских певчих  и про то, как сельская учительница выбирала жениха, а все лишь гулянья да пасторальные поля, да сидр, да плам-пудинг.

19. И.Хмелевская. «Всё красное». Не удержалась я и от настоящего детектива (с одним-единственным, впрочем, трупом). Хмелевской приписали рождение несуществующего жанра иронического детектива, ей пытались подражать многие пишущие дамы – но она по-прежнему одна-единственная. А история про неудачливого убийцу, устроившего довольно нелепый террор в местечке Аллерод, по-прежнему смешит до колик. Так же, как и знаток польского языка полицейский герр Мульдгорд.
Цитата: «– Во оноже время, – сформулировал следователь свой следующий вопрос, – што она твориху?
– Кто «она»? И почему он спрашивает только о женщинах? – возмутилась Зося.
Лешек ее успокоил:
– Он имеет в виду нас всех. И пусть каждый из нас по очереди расскажет, что он запомнил.
– Я – ноги, – не задумываясь, выпалил Павел. – Я помню только ноги.
– Токмо ноги? – заинтересовался герр Мульдгорд. – Какова ноги?
Павел недоуменно смотрел на него, не понимая смысла вопроса.
– Ну откуда мне знать какие? Чистые, наверное…
– Пошто? – категорически прозвучал вопрос дотошного полицейского.
Павел был окончательно сбит с толку.
– Чтоб я лопнул, откуда мне знать, почему? Моют, наверное. Тут все моют…
– Павел, ради бога, перестань! – не выдержала Зося. А я подумала – какое счастье, что здесь нет ни одного из моих сыновей.
Господин Мульдгорд, по всему видно, обладал ангельским терпением.
– Пошто токмо ноги видевши очи твои? – спросил он. – А весь туловищ – нет?
– Нет! – поспешно подтвердил Павел. – Ноги был под лампа, а весь туловищ в темь.»

20. В.Крапивин. «Мушкетер и фея». Сборник рассказов про школьников. Крапивин здесь еще молод и задорен.

21. П.Вудхауз. Серия повестей о Дживсе и Вустере. Похождения аристократа Берти Вустера и его премудрого слуги Дживса уже давно не нуждаются в рекомендациях. Лоботряс Берти лавирует между строгими тетками и разъяренными сельскими сквайрами, устраивает счастье своих друзей и старательно избегает уз брака, а если положение оказывается безвыходным, на помощь приходит патентованный бог из машины – изобретательный и хладнокровный Дживс.

Цитата: «Однажды мне случилось гостить у приятеля-молодожена, так у него в гостиной над камином у всех на виду красовалась аршинная надпись: «Два нежных голубка свили здесь гнездышко». Его супруга постаралась. Я до сих пор помню немое страдание, которое читалось в глазах нежного голубка всякий раз, как он входил в гостиную и видел этот шедевр.»

22. П.Вудхауз. «Преступление в Бладингском замке». Почти детективная история о том, что бывает, когда у вас в руках оказывается духовое ружье, а за окном – филей врага. Искушения не избегнет никто!

23. А.Коростелева. «Школа в Кармартéне». История о проверке в одной магической школе, созданной задорным воображением филолога и переводчика. Юмор автора, собравшего весь мировой фольклор в стенах валлийской школы, и занимательный полный курс зарубежной литературы не дадут вам заскучать.
Цитаты: «– О горе мне, горе! Вот так и пала древняя Эллада. Все забыли, как спрягается глагол филео, забыли о самом существовании этого глагола! Нет, я никогда не дойду с вами до списка кораблей из Илиады! Все корабли отплывут без нас, ибо мы погрязнем в глагольных спряжениях!»

«Теперь Гвидион, разом взмокнув, путался в именах ирландских королей. Все эти Аэды, Конны и Донны казались чуждыми и непостижимыми, и имен их было не выговорить, – совсем не то, что родные и понятные Ллаунроддед Кейнфарфауг, Глеулвилд Гафаэлфаур или Ллеуддин Иэтоэдд, например»


24. А.-К. Вестли «Аврора из корпуса «Ц». (В сторону) Мне кажется, я никогда не пойму, как скандинавская  ментальность могла породить такую детскую литературу. (Откашлявшись.) Анне-Катрине Вестли называют «бабушкой всей Норвегии» и это она – автор знаменитого цикла про бабушку, восемь детей и грузовик. Маленькая отсылка к этим книгам есть и в истории про Аврору, которая впервые въехала в большой многоквартирный дом. Мама Авроры ездит на службу, а папа ученый и по совместительству – домохозяйка, что страшно удивляет всех, кроме нового друга Авроры – соседского мальчишки. Заканчивается все, конечно же, Рождеством, ура!


Дополняйте список в комментариях, друзья!

И да, не забывая про первую книгу из списка, если человек жаждет чуда, сделайте же ему это чудо. Иногда это лучший антидепрессант.
Tags: О книгах
Subscribe

  • Дайджест статей на дзене за август-сентябрь

    *** Что почитать: о театре – с юмором «Вам и не снилось»: а ваш выбор - фильм или книга? Невероятная история одной дневниковой…

  • Дайджест книжный

    Когда Мартина называют учеником Мориса Дрюона, я адово злюсь. Потому как Дрюон пишет про человека, а Мартин - про настолки-стратегии в лицах. Уже за…

  • Об высоком.

    Определилась, кстати сказать, в своем отношении к существованию бога. Ну то есть как-то примирила свою интуитивную веру в него с интуитивным же…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Дайджест статей на дзене за август-сентябрь

    *** Что почитать: о театре – с юмором «Вам и не снилось»: а ваш выбор - фильм или книга? Невероятная история одной дневниковой…

  • Дайджест книжный

    Когда Мартина называют учеником Мориса Дрюона, я адово злюсь. Потому как Дрюон пишет про человека, а Мартин - про настолки-стратегии в лицах. Уже за…

  • Об высоком.

    Определилась, кстати сказать, в своем отношении к существованию бога. Ну то есть как-то примирила свою интуитивную веру в него с интуитивным же…