Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

«Вы позволите одолжить вашего мужа?»

История о том, как два гомосексуалиста соблазнили юношу под носом у его жены во время медового месяца, в рассказе Грэма Грина становится пронзительной зарисовкой на тему приближающейся старости. Герой Грина – немолодой писатель, у которого ровно две проблемы: он писатель, и он немолод. Оказавшись невольным участником семейной драмы, он в то же время остается сторонним наблюдателем, как бы ни хотелось вмешаться. Чужая трагедия разворачивается перед ним серией пронзительно ярких картинок, меланхолическими видами осеннего Антиба и сюжетом, в котором с высоты прожитых лет видится так мало трагедии и так много фарса.
История примечательна тем, что собственно трагедия в ней еще не произошла – все действующие лица как будто зависли на краю пропасти, болтая о нелепых пустяках. Еще миг – и там, за гранью последней страницы, все придет в движение, будет разоблачен молодой муж, вдребезги разобьется сердце молоденькой жены, в пропасть будет сметен даже отвратительный, но и жалкий Стивен, которого тоже не щадит неминуемое старение. А пока все такие благополучные и с иголочки нарядные, и разговоры их так подчеркнуто беспечны. Предвестия невеселого завтра рассыпаны по тексту, и одним из них становится короткий диаложек:
— Я не смогла бы так философствовать, если бы потеряла Питера.
— Этого не случится, не так ли?
— Я, наверное, умру, как какая-нибудь из героинь Кристины Россетти.

Но пока писатель Уильям Харрис не может охарактеризовать происходящее иначе как «грустная комедия». Он сам словно находится «в конце дня, когда работа закончена, выпитое за ланчем вино уже не бодрит, а до первого вечернего стаканчика еще далеко, и батареи едва греют», и роль в «комедии» ему отведена неблаговидная. Недаром так часто и подчеркнуто на страницах противопоставляются определения «старый» и «молодой», «юный».

А сейчас разыгрывалась сцена между юной девушкой, слишком наивной, чтобы сложить два и два, и мужчиной, слишком старым, чтобы набраться храбрости и все ей объяснить.


С такой искренностью девушки обычно рассказывают все своим врачам — я уверен, она меня и воспринимала как врача.

Единственное, что отведено Уильяму судьбой, -- минутная иллюзия молодости в антибском баре да краткий крик души:

«Вы вышли замуж за человека, который любит только мужчин, и сегодня он отправился на пикник со своими дружками. Я на тридцать лет старше вас, но, по крайней мере, всегда предпочитал женщин. Я влюбился в вас, и мы можем провести вместе несколько лет, о которых у вас останутся хорошие воспоминания, когда вы уйдете от меня к более молодому мужчине».

Крик остается немым. Участники «комедии» отправляются дальше – к неизвестному нам финалу. Уильям Харрис остается на опустевшем, некогда оживленном Лазурном берегу, который покинули туристы. Надвигается осень. Хлопают простыни на ветру, сидит в клетке замерзшая канарейка. Житейские бури унеслись, но, по крайней мере,

«всегда есть работа, вино и хороший сыр.»
Tags: О книгах
Subscribe

  • Дайджест

    Мои ученые друзья, уж конечно, помнят, что у Николая Гумилёва есть такое стихотворение "Занзибарские девушки". Оно про бедного абиссинца,…

  • Я все о себе да о себе

    Меж тем, у моего театрально-исторически-киношного дзен-канала появился телеграмный отпрыск https://t.me/manzheta_teatroveda. Там я даю ссылки на…

  • Весенний журнал садовода и огородника

    Вынесено из моих комментов в чужом ФБ. Все украшают ленту ФБ собственноручно выращенными гиацинтами. А у меня никогда не ладилось с садоводством. Я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment