September 2nd, 2012

Bride

М.Цветаева. Генералам двенадцатого года

Великое не может стать банальным.





М.Цветаева. Генералам двенадцатого года
(Сергею)
Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса,
И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след, —
Очаровательные франты
Минувших лет!
Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу.
Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера —
Малютки-мальчики, сегодня — Офицера!
Вам все вершины были малы
И мягок — самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!
_________
Ах, на гравюре полустертой,
В один великолепный миг,
Я встретила,
Тучков-четвертый,
Ваш нежный лик,
И вашу хрупкую фигуру,
И золотые ордена…
И я, поцеловав гравюру,
Не знала сна…
О, как, мне кажется, могли вы
Рукою, полною перстней,
И кудри дев ласкать — и гривы
Своих коней.
В одной невероятной скачке
Вы прожили свой краткий век…
И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег.

Три сотни побеждало — трое!
Лишь мертвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы всё могли.
Что так же трогательно-юно,
Как ваша бешеная рать?..
Вас златокудрая Фортуна
Вела, как мать.
Вы побеждали и любили
Любовь и сабли острие —
И весело переходили
В небытие.
Bride

Читателям биографий

В наше время информационного перекорма выделилось два подхода к изучению классиков. Для ясности возьмем классиков литературы.
Первый - по-моему, единственно верный, подход - это прочтение хотя бы трети, четверти того интеллектуального и культурного багажа, который был создан классиком, а затем - появление закономерного вопроса: кто он и откуда, этот человек? Только тогда можно переходить к чтению биографий. Это порождает полезную избирательность в их подборе и оценке. Если творчество не понравилось, не "зацепило" - биографическая литература по этой персоналии строго противопоказана, ибо тогда знания о судьбе человека окажутся сорняком, занесенным на бесплодную почву.
Второй - порочный и чертовски популярный - это прочтение моря (и если бы действительно моря...) биографий (в том числе - в глянцевых журналах или ярких обложках из серии "Великие мужчины/женщины ... века" // "Великие любовники/любовницы" // "Короли эпатажа"). А то и заглатывание псевдонаучной, псевдосерьезной литературы наподобие веллеровского "Перпендикуляра" - книженции, о которой уже все давно сказано, да которая для сколько-нибудь сведущего в теме человека и сама говорит за себя. После этого "для общего развития" прочитывается неколько хрестоматийных произведений "исследуемой" личности (и, опять же, хорошо, если прочитывается!) - и вуаля, мозг укомплектован информацией о Лермонтове / Маяковском / Овидии. Так и возникают в массовом сознании нездоровые ассоциации типа: "Чей это роман? Достоевского? Это который на рулетке играл?" "Это что? Маяковский? Который шведской семьей жил?"

Когда же люди поймут, что выбор и чтение (я уж не говорю про написание, тут вообще больная тема!) биографических материалов требует высочайшей внутренней культуры!