July 19th, 2013

Bride

(no subject)

Очень хотелось запостить что-нибудь доброе. Поэтому вот своеобразное попурри из милого, абсурдного или бредового, подсмотренного в Карелии.

Некий камень в разрезе, я забыла, какой, но говорят, агат. Если приглядеться, можно увидеть совершенно естественное изображение совы.Collapse )
Фреска, вынесшая мне мозг в ресторане «Петрозаводск». Извиняюсь, что не получилось склеить панораму - снималось впопыхах дрожащими руками. Что здесь происходит?! Почему у Петра довольное лицо, а у прочих – кислые? Кто этот юноша слева с продувным видом? И почему человек справа схватился за ножны? И почему они у него пустые?
Collapse )

Там же. Вторая фреска, на которой происходит непонятно что. Ясно лишь, что не всем в Карелии сразу понравился молодой Петр.
Collapse )
Опившиеся ангелочки в церкви на водах и офорт с пучеглазыми придворными уже упоминались здесь. Еще раз покажу эту прелесть:Collapse )
Пока не буду писать о памятниках на набережной Онежского озера в Петрозаводске. Им я решила посвятить отдельную тему. Поверьте, оно того стоит. Вот один из экземпляров для примера:Collapse )
Мнения нашего маленького коллектива о сюжете памятника разделились согласно степени испорченности его членов. Одни полагали, будто длинная палка в центре - шест, другие - что это кол. А я вот до сих пор сомневаюсь насчет половой принадлежности бронзовой фигуры.

А вот единственная известная мне семья, где муж может ласково сказать жене: "Ну ты и пугало, дорогая!" - и не схлопотать по морде. Рядышком виднеются дети счастливой четы и робот Р-2-Д-2 в выходном костюме:Collapse )

О, а вот эта невинная на первый взгляд фотка полна глубинного смысла. Неподалеку от нашего отеля вертелась каруселька. Все лебеди на ней, как видно на фото, белые, и один-единственный - черный. А меж тем в финском эпосе (чрезвычайно популярном в Карелии) есть такой персонаж - Туонелльский лебедь. Перевозчик душ в царство мертвых (Туонеллу). Черный.Collapse )
Нужно ли говорить, что за все время нашего пребывания в Петрозаводске мы ни разу не видели, чтобы кто-то на него сел.