May 7th, 2014

Leaf

Эмили Дикинсон. Без названия.

***
Моя Жизнь – Заряженное ружье –
Пылилась в Углу – до Дня,
Когда Хозяин пришел – назвал –
И с собою забрал Меня –

Мы вместе бродим в Глухих Лесах
И ищем Оленя след –
И если я слово скажу Ему –
Мне Горы дадут ответ –

А я из Долины приветствую их
Сердечной вспышкой такой,
Как если б Везувия грозный лик
Озарился вдруг добротой –

А потом – в Ночи – изголовье Его
Поручено Мне стеречь –
И это слаще, чем рядом с Ним
На Пуховое Ложе лечь –

Его врагам – Я смертельный враг –
И не двинется с места тот,
На кого падет мой Огненный Глаз,
Мой стремительный Гнев падет –

И хоть Он бы должен меня пережить –
Мне – Его пережить суждено –
Потому что Мне дано убивать,
А умереть – не дано…

--------------------------------------------------------------------------------------
Перевод мой. Под катом - оригинал.
А ведь правда, в этом стихотворении есть что-то цветаевское?
Не факт, конечно, что в моем переводе оно сохранилось, но старалась передать.

Collapse )
Leaf

Письмо к йуным либералам

Сейчас у нас такое время, что при встрече со старыми знакомыми (что в реале, что в вирте) начинается этакое муравьиное ощупывание усами. Осторожно, вбрасывая по фразочке, двое выясняют: в каком лагере друг? А товарищ ли он, этот друг? В общем, назрела необходимость расставить точки над i. И если в реале придется это делать неоднократно и по-разному, то здесь работает метод «одним махом семерых побивахом». При любых непонятках ткну усом - скопипащу ссылку.

В моей среде отчего-то дьявольская мода на либерализм. Я имею в виду круг своих ровесников с высшим образованием. Мода всеохватная – вплоть до того, что девочка-учительница, обливаясь слезами о тяготах кровавого режима, постит у себя такой текст о Ходорковском:
«Десять лет жизни отняли по неправосудным приговорам. Много месяцев смотреть на наглые ухмыляющиеся морды "прокуроров", "судей" и "следователей".
Получить "помилованные" пару месяцев, после сотни украденных.
Держаться все эти десять лет с таким потрясающим достоинством.» Алексей Навальный.

Для полноты лозунга не хватает только фразочки того же Навального из интервью о Ходорковском: «Нам нужны люди, которые могут выступать моральными ориентирами».
Девочка моя милая, а ты знаешь, что этот моральный ориентир тебя обокрал? Не знаю, как Навального, а тебя, учительницу (тогда еще школьницу), маму твою – бюджетницу, – врачей, артистов бюджетных театров, рабочих государственных заводов – обокрал на миллиард долларов. Махинации Ходорковского касались предприятий, которые в девяностые вообще не имели цены – кормили всю страну, по самые гланды севшую на нефть и газ. Должны были кормить. Но ходорковские изворачивались ужом, припрятывая налоги от госказны. И эта нефть, этот газ кормили их самих и их заграничный кружок. А потом ходорковские резко заделались робин гудами. Стали разъезжать по стране, выступать с лекциями, обещать в каждом населенном пункте город-сад, подавать милостыньку то театру, то детскому дому, а заодно обличать Путина, который, гад, коррупцию развел и народные деньги пилит. И тут им хвост прижало… ой, а не попутала ли я? А не со сменой ли правительства им хвост прижало? А робингудство началось уже на этой почве. Все равно пахнет жареным, так хоть пострадать якобы за народ. Народ, как показывает практика, повелся, но не весь.

А девочка-учительница хочет верить в сказку о благородном разбойнике и злом короле. И восторженно читает воззвания Навального: что там еще напишет этот рыцарь?

Ну что напишет. Известно что. Долой коррупцию, даешь свободу слова, равенство с Европой и братство с геями.


Collapse )