August 13th, 2014

Bride

Конвейер благородных девиц

(Филиппа Грегори, "The Other Boleyn Girl")

С этой книгой у меня вышла интересная история. Впервые прочитав ее, я уверилась, что передо мной - дамское чтиво с неплохо изученной матчастью и навязчивыми эротическими линиями и особо ничего ждать от этого романа не приходится. Примерно так я и отозвалась о нем, говоря о двух экранизациях романа. Но именно тщательно выписанный быт и побудил меня взяться за перечтение: я была на отдыхе, взятая с собой книга закончилась, а в ридере обнаружилась "Еще одна из рода Болейн". Я смутно вспомнила, что роман легко читается и не лишен вкусно прописанных деталей и лениво принялась перечитывать. И вдруг... что-то в моем восприятии изменилось.

Я и сейчас не стану утверждать, что передо мною современная классика или что-то подобное. Но роман сбит крепко. Историческая достоверность характеров и событий подлежит сомнению, но, положа руку на сердце, исторические романы пишутся не для того. Они дают авторское вúдение событий. Я никогда не любила Марию Стюарт: яркая личность (интересная судьба, трогательная биография), но до чего же слабая, недальновидная правительница, о боже мой! Ибо политики делают свое дело не для того, чтобы о них написали роман; ее же политическая, если можно так сказать, деятельность, годилась только на это. Но обесценивает ли это великолепную трагедию Шиллера? Естественно, бывают грубые противоречия явной исторической правде, но это другая тема. В случае Анны Болейн чертовски трудно выловить такие, слишком уж мало мы о ней знаем, - разве что кто-то вдруг изобразит ее покорной клушей-домоседкой. Вряд ли когда-нибудь мы узнаем, какой была в жизни Анна - не сохранилось ни одного достоверного портрета ее внешности, не говоря уж о внутреннем мире. Но есть несколько Анн, из которых мы вольны выбирать (или предпочесть всем свою собственную): Анна Максвелла, Анна Горина и много других. Сегодня мы будем говорить об Анне Филиппы Грегори.

Филиппу Грегори упрекали в игре на дешевой сенсации: мол, всем известна скандальная слава Анны Болейн, так мы вам про другую сестру расскажем, небось не слыхали еще? Возможно, упрек и оправдан, но лейтмотивом романа становится не  вынесенная в название «the other Boleyn girl» -  "другая", "вторая" сестра Болейн, а скорее «another Boleyn girl» - еще одна, очередная девица Болейн. Тема "конвейера" высокородных девиц проходит через весь роман красной нитью, звучащий в названии оборот повторяется с удручающей частотой: "еще одна Болейн", "еще одна Говард", "еще одна Сеймур". Юные красотки - живой товар, пускаемый в расход честолюбивой родней: если одна выбывает из игры, на смену всегда придет другая, "еще одна сучка из помета", как с горечью подытоживает Мария.

Ни в одной из экранизаций не фигурирует уже упомянутый конвейер девиц, ставший в романе главной метафорой попранного человеческого достоинства.Collapse )