December 25th, 2020

Техника дошла

Новости из мира абсурда.

В 10 утра, когда мы, как примерные совы на удалёнке, спали, раздался звонок. Сонный Н. прошлепал к домофону, снял трубку и вежливо спросил, кто там.
- МОЗГИ! - жизнерадостно гаркнула трубка женским голосом.
- Что? - переспросил Н. - Мозги?
- МОЗГИ, МОЗГИ! - еще радостнее согласились из трубки.
- Извините, но мы ничего не заказывали, - Н. считает, что он мировое зло, но, согласитесь, у него не отнять интеллигентности.
- Какой это адрес?
- Блаблабла, дом (допустим) 115.
- А сто шестнадцатый где?
Н. проинструктировал, где сто шестнадцатый, после чего повесил трубку. Она немедленно же снова взорвалась звонками.
Я за это время успела одеться и пошла смотреть в окно. Не знаю, что я там ожидала увидеть. Наверное, веселый предновогодний зомби-апокалипсис и зомби, штурмующих дверь в поисках завтрака и сто шестнадцатого.
Но у подъезда стояла машина с надписью "Городская клиника №...".
- МАЗКИ! - заорала я, давая сто очков вперед любому зомби. - Открывай! Это МАЗКИ!..
В общем, к нам пришла весёлая тётенька в халате и маске, сделала мне повторный тест и ушла.
- А я еще думал, что у меня проблемы с коммуникацией, - с упреком сказал Н. в закрытую дверь.

P.S.
Вопросы и упражнения:

1. А почему пациента (эть я) не предупредили?
2. ...и даже не спросили, а вдруг я поела или там зубы почистила уже?
3. и почему Н. теста не полагалось, хотя я, звоня на прошлой неделе врачу, указала, что мы живём вместе?
4. и главное: ЗАЧЕМ ИМ ВСЁ-ТАКИ НУЖЕН БЫЛ ДОМ НОМЕР 116?

В шляпе

Для тех, кто нынче празднует

Да, я почти каждый год публикую это видео, но что делать, коли оно прекрасно?

Свсем молодые Хью Джекман, Питер Каузен и горячо мною любимый оперный тенор Дэвид Хобсон поют на рождественском концерте песенку про трех волхвов. И дурачатся, как дети, и с шутовской галантностью раскланиваются друг перед другом в конце — и еще и поют великолепно.

Песенка про трех волхвов написана в духе английских традиционных рождественских представлений. Подобные маленькие спектакли, прямые наследники средневековых полулитургических драм, всегда разыгрывались на религиозный сюжет. Каждый из персонажей произносил небольшой рифмованный спич, представившись в начале, — чтобы даже неискушенным в Писании зрителям было ясно, кто есть кто.

Вот как описывает подобное представление Томас Гарди в романе "Возвращение на родину". Ряженые ходят по домам и разыгрывают действо о святом Георгии:

Collapse )



Песенка о трех волхвах написана в XIX веке преподобным Генри Хопкинсом — уже не для деревенских ряженых, а для рождественского спектакля в семинарии — и, по большому счету, повторяет этот канон. Сперва волхвы представляются: "Мы три волхва, мы пришли с Востока", а после каждый исполняет свой куплет, рассказывая, какие дары принес младенцу Христу.

Collapse )


Диалог в начале переводится так:

Джекман (Хобсону). Как думаешь, зачем я тебя позвал?
Хобсон. А у меня что, есть выбор?
Джекман. Неа!
Хобсон. Ну ладно. Но я не хотел бы петь один - поддержишь меня?
Джекман. Конечно, я к твоим услугам!
Хобсон. Превосходно! Что бы нам спеть? Знаешь, я всегда любил песенку про трех волхвов...
Джекман. Это та, которую мы всю неделю репетировали?
Хобсон. Э, я думал, это наш секрет!

(Дальше появляется Каузен, и артисты распределяют роли волхвов: Каспара, Мельхиора и Бальтазара в западной традиции. Кстати, что за спор вокруг имени Мельхиора, я не поняла. Разные варианты произношения?).