Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Category:

По следам одного монолога




В Крыму я отдыхала, и отдыхала прекрасно. Само собой, не занималась соцопросами и не собирала статистику, не до того мне на отдыхе, но кое-что любопытное заметила. И осознала.

Началось все с монолога молодого гражданина Украины, живущего в Крыму. Сперва он жаловался на трудности оформления миграционных документов. Мы мысленно посочувствовали ему, как сочувствовали положению этнических русских на пространстве постсоветского Крыма. Но сочувствие выразить не успели, так как далее и состоялся сам монолог. Привожу в общих чертах, но не упустив, поверьте, ни одной важной детали.

"Раздражают, - пафосно заявил он, - эти, которые флагами увешаются и едут - эгегей, мол, мы Россия! Особенно в Севастополе, там вообще все такие. Ну это и понятно, там" - с отвращением - "вояки". Далее начались разоблачения. "Вот говорят: украинцы разбазарили Крым! А знаете, кто в начале двухтысячных прихватизировал землю там-то и там-то? Кум Путина!". Поясняю: это правда не шутка, парень на полном серьезе обвинил русские власти, что в украинском Крыму земли незаконно распродавали "кумовьям Путина", который, очевидно, был в то время президентом Украины. Но тут же мужчина объяснил эту странную оговорку: "Я ведь раньше-то никогда политикой не интересовался. Но теперь стал смотреть телевизор и знаю, что у вас в России 90% населения плохо живут! Раньше (очевидно, до присоединения - bely-den) к нам-то все богатые ездили, а теперь вот едут другие, те, кому плохо живется»

Друзья! Я никогда не поверю, что в его дом без кондиционера, что в те курятники, которыми наспех застроены все горы в курортных поселках по Южному берегу, плохо побеленные, не всегда благоустроенные, порою - с оборудованными второпях душевыми, вода из которых разливается по всему полу, - так вот, что в эти сараюшки за последние 20 лет приезжал хоть один "богатый русский". Те из богатых русских, которые не ехали на Восток и Запад за заграничной экзотикой, а патриотично стремились за красотами Крыма, оседали, конечно, в дорогих отелях и здравницах, а не там. А что ему рассказывают, как мы в России плохо живем, - тому я не удивляюсь, если он перед каждым играет роль жалобщика, ибо это роль заразительная - вот и русская пара, которой он при нас приседал на уши, кивала, пасуя перед пафосом обрушенных на них обвинений: да-да... нет-нет... да, знаете, у нас тоже не медом намазано... ах, как вы интересно рассказываете... понимаем... сочувствуем... И паренька все сильнее несло по кочкам его неровного красноречия. Свою пламенную речь он закончил трогательно простодушным: "Мне, знаете, все равно, под кем жить, под Россией или под Европой, лишь бы не трогали и жить давали".

Я не сказала ему: парень, ты знаешь, почему лично ты так плохо живешь? Да потому, что ты, взрослый здоровый мужик избирательного возраста, "политикой никогда не интересовался" и "телевизор не смотрел". Потому, что ты предоставлял право заниматься такими низменными материями кому-то, по отношению к кому считал себя не союзником, не сотрудником, даже не оппонентом, а... ну я не знаю, кто находится под своим хозяином, а предполагать мне неудобно.

Да он бы никогда и не понял.

Вместо этого я задумалась, сколько в Крыму живет таких, как он. Таким по большому счету все равно, в каком живописном уголке сдавать свои комнаты: в Крыму, на Дальнем Востоке или в Новой Зеландии. Для них Крым - просто земля, родящая деньги. Парень-домовладелец патологически равнодушен к той особой культуре, которая сформировалась на этом полуострове, который когда-то русские сделали «жемчужиной в короне Российской империи». Он — из той же породы, что девчонка лет двадцати, которая при мне, поднявшись на скалу Дива и обозрев чудесный вид - бескрайнее темно-синее море, горы в шапках облаков и раскинувшиеся в можжевеловой роще домики — мечтательно произнесла: «Вот бы где замочек на свадьбе повесить!». Красота и исторические события сами по себе не трогают их: видя красоту, они всего лишь думают, как ее использовать.


Одно из зданий монастыря на Чуфут-Кале

Вид на Бахчисарай с горы Чуфут-Кале

В Никитском Ботаническом саду

Но, оставляя за скобками громкие слова «культура» и «красота», есть еще одна вещь, о которой ни этот парень, ни подобные ему попросту не задумываются. А именно — благодаря кому из года в год его домишко, расположенный на горе, в чипыжах, в километре от моря, дает прибыль. Правильно, благодаря туристам, а вот благодаря кому едут туристы?

Эх, парень, хотелось сказать, да если бы не несметные сокровища Крыма, оставленные русскими, то разве бы ехали в Крым такие полчища туристов и разве сдавались бы домишки бойких украинцев-жалобщиков за 1-2 тысячи рублей в сутки? Ведь фактически такие, как он живут за счет русского наследия, но при этом ни одного доброго слова о тех, от кого оно осталось, от них не услышишь. А меж тем за двадцать лет, свободных от какой бы то ни было российской власти, Украина в Крыму не создала ничего. Она только разбазаривала потребляла созданное до нее.

Да и собственно, с чего бы украинцам сохранять и приумножать полученное буквально «с потолка» сокровище? Что им Крым? Много ли звучит малороссийских фамилий в рассказах историков и экскурсоводов? Получи мы, скажем, в подарок Каталонию, ее история тоже оставит нас сколько-нибудь равнодушными.

Так какое, скажите, им-то дело до не слишком любимой их предками российской императрицы Екатерины, которая бросила все силы на завоевание Таврии (с помощью русских дворян, в частности, Орлова и Потемкина)? Которая инициировала превращение неприветливого полуострова в ту самую «жемчужину»? Которая отдала приказ о строительстве Российского Черноморского флота?



Памятник основанию Российского Черноморского флота в Севастополе (с сайта virtual-sevastopol.ru)

Или, например, до русского графа Михаила Семеновича Воронцова, новороссийского губернатора, развившего торговлю и промышленность в полудиком Крыму, построившего один из прекраснейших дворцов на его южном побережье и начавшего строительство другого?


Воронцовский дворец в Алупке. Северный фасад

Воронцовский дворец в Алупке. Северный фасад

Воронцовский дворец в Алупке. Южный фасад


Воронцовский дворец в Алупке. Южный фасад


Дворец в Массандре


Граф М.С. Воронцов

Или до русского адмирала Нахимова, бросившего все силы на оборону Севастополя, воодушевлявшего солдат на Малаховом кургане, пока английская пуля не оборвала его жизнь? Русских воинов, бившихся до последнего солдата?


Памятник адмиралу П.С. Нахимову в Севастополе


Памятник адмиралу Д.Н. Сенявину в Севастополе

Памятник затопленным кораблям в Севастополе. Вид с суши

Памятник затопленным кораблям в Севастополе. Вид с моря


Панорама "Оборона Севастополя 1854-1855 гг". Фрагмент

Панорама "Оборона Севастополя 1854-1855 гг". Фрагмент

Панорама "Оборона Севастополя 1854-1855 гг". Фрагмент

Или до русских генерала Петрова и генерал-лейтенанта Захарова, русских и советских солдат, матросов, коммунистов-подпольщиков, отбивавших у немцев тот же Севастополь? До российского политического лидера Иосифа Сталина, понимавшего стратегическое значение Крыма, - того, по чьему приказу так яростно бились за полуостров наши предки?


Мемориал героям обороны Севастополя 1941—1942 гг

Суда Российского Черноморского флота

До русских писателей, русских художников, русских дворян, русских императоров — всех этих Александров и Николаев? Никакого, в сущности. Да, среди людей, трудившихся на благо Крыма, есть, наряду с русскими, грузинскими, французскими, немецкими и украинские имена. И рабочие, и ученые, и те самые «вояки», о которых, кривя губу, говорил их потомок летним вечером. Но все они - вместе с грузинами и французами и т.д. - прославляли и защищали Крым как часть России, позиционировали себя как русские люди, граждане Российской империи и Советского союза, делали это под эгидой российского руководства и, наверное, очень удивились бы, скажи им кто-нибудь, что они не русские, а Крым может не принадлежать России. А вот их потомки, например, допустили, чтобы пособники фашистов в их стране считались героями, а русские — врагами. Так прилично ли им наследовать славу предков, которую одни растоптали, а другие не сумели отстоять? Да многие из них даже не понимают, что благодаря этой славе они получают... плату от квартирантов!

Ну да ладно. Упомяну лучше музейных работников, историков, экскурсоводов, реставраторов и прочих хранителей крымских сокровищ, бескорыстных работяг Крыма. Бескорыстных по той причине, что они от своей деятельности не видят не только прибыли, но и просто достойного вознаграждения, но продолжают трудиться, сохраняя завоеванное столетиями. Так вот, надо было слышать, с какой искренней надеждой они произносили: "Будем надеяться, что теперь ситуация изменится". И поверьте, я отличаю дешевый популизм от естественного человеческого порыва. Тем более что они говорили не о своих зарплатах, нет. С глубокой обидой они перечисляли музейные сокровища и достопримечательности, которые поддерживались без достаточного финансирования, о закрытых из-за невнимания украинского правительства научных исследованиях, о распроданных землях в уникальных природных зонах. И я помню, как горели глаза у экскурсовода, показывающего на российский флаг на памятнике основанию Черноморского флота: "Когда в печальные годы меня спрашивали, 'що це', я объясняла, 'що' и почему он тут был, есть и будет". Эти люди не ждут чуда, не закрывают глаза на историю и политику, им не нужно, чтобы их "не трогали", они просто спокойно надеются на перемены для этой хранимой ими земли. Они смотрят новости и читают книги, потому что иначе на их земле невозможно. И, кстати, в Севастополе действительно любят Алексея Чалого. Как минимум за то, что он не скупал земли около исторических памятников под неисторическую застройку, а изыскивал средства, включая свои собственные, на основание музея-мемориала Второй Обороны Севастополя (заметим, бесплатный для посещения).

Из-за всего этого нигде так, как в Крыму, я не могла почувствовать одной простой истины. Кто-то считает ее избитой и пошлой — ну, бог им судья, мне их жалко. А я, глядя на эти горы и море, на эти прекрасные здания, на портреты честных и умных людей, на огромную величественную панораму Обороны Севастополя, на белые колонны Херсонеса, подножие которых почти лижут синие-синие волны - поняла:

Крым наш.

Можно отнять его, передать в другие руки, уничтожить. Но он - наш.
Иначе быть не может.
Не должно.

Tags: Контакты с чуждым разумом, Крым, Прогулки и поездки, Я нынче мизантроп
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments