Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Category:

Цитатоньки, бугагашечки

Из воспоминаний Юрского о Раневской (в сб. "О Раневской"):

"«Вчера приходил врач и спрашивал: «Как вы спите, больная?» - Я говорю: «Я сплю с Пушкиным». Он был шокирован: «Что вы имеете в виду?» - «Я не сплю, не могу заснуть и поэтому читаю Пушкина. Думаю о нем, принимаю таблетки, он у меня крутится в голове, я дремлю, опять просыпаюсь, опять читаю Пушкина, наконец, засыпаю, и мне он снится. Я вижу, как Пушкин идет по аллее, среди больших деревьев, у него трость в руках, цилиндр. Я бегу за ним, кричу: «Пушкин, Пушкин! Пушкин!» Он оборачивается. Я говорю: «Вы должны, вы должны узнать, как я…» А он смотрит на меня и говорит: «Господи, как ты мне надоела, старая дура, со своей любовью…»"

В другом месте он упоминает, что слово было не "дура", а "б**дь". Для издания озвучил отцензурированную версию, а может быть, одну из "авторских" вариаций этой шутки.

А вот это - из ЖЖ, неважно, чьего. Имя им - легион:
"Как известно, Фаина Раневская страстно обожала Пушкина. И вот, однажды, снится ей сон: она идет по тенистой аллее, а впереди в легкой дымке бредет он — милый, милый Пушкин. Она бежит к нему, тряся грудью и задыхаясь, догоняет, плачет от счастья. Он оборачивается, смотрит на Фаину печальными глазами и протяжно говорит: «А, это ты, старая блядь… Как ты надоела мне со своей любовью…»."

Видно, в чем подвох?
В первом случае - передается живая интонация человека, знакомого лично. "Сам шуткам над собой всегда я господин..."
Во втором - байка пересказана со стороны, залихватски, с сарказмом по отношению к ее героине.  В первом случае предмет юмора - самоирония гениальной актрисы. Во втором - "нелепое положение" Раневской (во сне, вестимо), ну и еще факт, что говорящий употребил по отношению к великому человеку слово "блядь". И откуда это нелепо пошлое, хамское "тряся грудью"?

Еще раз, пожалуй, процитирую Юрского:
"Сейчас в воспоминаниях о ней много звучат ее шутки. Как правило, это выглядит шутками «городской сумасшедшей», которая позволяет себе в обстоятельствах совершенно для этого неподходящих или ругнуться, или «снизить тему». Все, дескать, в смокингах, а она привносит скандал. То, что вспоминается мне, это не скандальность, а трагическая тревога, которая заставляет обороняться, боясь фальши, пошлости, официоза. В воспоминаниях осталась ее ругань, а ничего похожего в ней не было: Раневская была утонченной дамой."

Но кому интересно представить себе гения "утонченной дамой" и отозваться о нем с уважением?
Нет, можно рассказывать о нем как о дуре-соседке, о подружке с соседнего двора и обсасывать неизвестно кем изданные сборники похабных афоризмов.
Любители прекрасного.
За хвост и об стену.
Tags: Гневное, Контакты с чуждым разумом, Советский кинематограф, Я нынче мизантроп
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments