Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Categories:

"Мне не бывает грустно. Я просто злюсь" (с) Туве Янссон

Я знаю, что для многих вирт - это уже не общественная жизнь, а личная. На семи ветрах, правда, на юру - но личная.

Но личная еще больше говорит о человеке, чем манифесты. И порой я этой личной предпочла бы не знать. Разумеется, я не буду писать о том, что кто-то устроил истерию радости по поводу сегодняшнего - об этом тут и говорить неуместно: кто-то пишет вот такое, а кто-то, например, с животными спит, а кто-то обезьяньи мозги ест - явления одного порядка. Заниматься этим должны не СМИ, а психиатрия.

Но почему-то меня до тоскливого изумления доводят вполне нормальные ясноглазые юноши и девы, которые упостились розочками, эйфелевыми башнями и французскими флагами в день теракта в Париже. Это было ужасно, кто ж спорит. Я и сама писала: "Париж, мы с тобой".

Но вот потом рухнул самолет, везший наших, русских людей с детишками из Египта. К родным, что ждали их загорелыми, отдохнувшими, полными впечатлений. Живыми.

А сегодня погибли очень значимые для нации - да и для всего мира - люди. Елизавета Глинка, Доктор Лиза, один из тех людей, которые, может быть, придают смысл вообще всему существованию человечества на этой планете. Ансамбль имени Александрова. Халилов. Не верится, что следующий парад Победы пройдет без них, что не они будут играть боевые марши на Красной площади.

Что оба этих раза творилось у ясноглазых? Тишина. Они с Парижем.

Личное дело, личное, кто бы спорил. Но интернет - такая коварная зараза, тут любое личное дело превращается в пуб-личное. В информационный повод.

И вот я сижу и думаю об этом информационном поводе. И надумала я, что знаю, почему они такие. Потому что Париж - это не "тут". Не в скучной России (и тем более - не в унылой Турции, где каких-то турок да пару наших взорвали около стадиона или застрелили русского дипломата). Париж - это такое сказочное Гдетотам, и даже теракт в Париже - это так величественно, ну прямо как оборона Ла-Рошели. Напишешь об этом - и ты как бы духовен. Ты - с французским народом.

А тут - политика. Обывательщина. И слишком кроваво, слишком страшно. Эти дети залезают с головой под одеяло и натягивают подушку на голову. Нет, нет, нет. Не вижу, не слышу, не говорю.

И это тот случай, когда в слово "дети" я не вкладываю ни капли умиления.
Tags: Гневное
Subscribe

  • Дайджест статей на дзене за июль

    Как водится, дайджест: "Поем и танцуем вампирские страсти: еще один мюзикл о Дракуле". Род некролога: Ксения Драгунская и ее взрослые…

  • Именно то, чего я боюсь...

    ...и с чем по мере сил своих борюсь в окружающей среде. «– Знаете, что самое странное в старости? Ты становишься невидимым. Пока ты…

  • So sorry for your queen (c)

    Завершу день моим любимцем Самуэлем Пипсом, который в XVII веке работал акыном, т.е. записывал вообще всё, что видел от королевской приемной до…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Дайджест статей на дзене за июль

    Как водится, дайджест: "Поем и танцуем вампирские страсти: еще один мюзикл о Дракуле". Род некролога: Ксения Драгунская и ее взрослые…

  • Именно то, чего я боюсь...

    ...и с чем по мере сил своих борюсь в окружающей среде. «– Знаете, что самое странное в старости? Ты становишься невидимым. Пока ты…

  • So sorry for your queen (c)

    Завершу день моим любимцем Самуэлем Пипсом, который в XVII веке работал акыном, т.е. записывал вообще всё, что видел от королевской приемной до…