Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Category:

2. Книга, которую я прочитала больше 3 раз. Валентин Катаев. «Волны Черного моря»


Тут я попросту разрывалась.
Таких книг-то в моей жизни много, а разрывалась я между «Житейскими воззрениями кота Мурра вкупе с отрывками из биографии капельмейстера Иоганнеса Крейслера», «Республикой Шкид» и еще одной.

Вот про нее все-таки и расскажу.

Итак, Катаев. Тетралогия «Волны Черного моря». В мою жизнь она вошла очень рано, с маминой подачи. С 7 до 11 лет я читала и перечитывала первые две книги («Белеет парус одинокий» и «Хуторок в степи»). И так я любила всю эту историю с Петей и Гавриком и их большими и малыми приключениями, где перемешались перевозка политических бумаг и морская болезнь, подпольная организация и беззаконно съеденное клубничное варенье, кругосветное путешествие и сбор черешни, погромы и первая любовь; так вот – так я любила всю эту историю, что, даже не осилив сперва двух последних книг, где герои уже очень сильно повзрослели, все равно лет в 13 вернулась к ним и прошерстила уже все, до самого финала. И последние две части, когда до них дорастаешь, как оказалось, тоже прекрасны. Хотя и краски в них более темны, и гром войн и революций гремит уже над самой головой героев, и слишком многих, полюбив, теряешь.

«Волны Черного моря», как большинство романов-эпопей, – и семейная сага, и роман воспитания. Петя Бачей – влюбчивый домашний мальчик, на взросление которого влияют, с одной стороны, рыбацкий сын Гаврик и его беспокойное окружение, подхваченное ветром перемен, а с другой – бесконечно милые люди: неунывающая «тётечка», полная отчаянно-оптимистичных планов, и интеллигентный вдовец Василий Петрович. Только вот этот самый Василий Петрович, который сперва кажется смешным и немного жалким с его раздражительностью и брезгливым отношением к политике, вдруг отказывается выставить на окно во время погрома иконы. Или подает в отставку по идейным соображениям. И, читая об этом, все больше понимаешь, что не только влияние Гаврика закаляет Петин характер, но и уроки вот этого нервного и немолодого учителя. И в характере выросшего Пети из «Катакомб» нет-нет да и проглядывают знакомые нам черты его давно, где-то между третьей и четвертой книгой, ушедшего в небытие отца.

Катаев – писатель упоительно земной – первоклассно передает чувственные ощущения и яркие детальки повседневного быта. Это и холодок пойманной за купол медузы, и сухой жар степи, и вкус и запах переспелой, лопающейся на солнце черешни. Вино распускается в воде красными ниточками, у отца близорукий взгляд, а на переносице – глубокий след от пенсне. Первая любовь входит в жизнь одновременно с угольком, попавшим в глаз. Даже тревожный быт катакомб кажется в этом изложении каким-то странно уютным. Но книжная реальность не распадается целиком на такие детальки. Если в других романах Катаева сюжет кажется глубоко вторичным, а на первое место выходит поток воспоминаний и ощущений, то в «Волнах Черного моря» все-таки именно сюжет ведет читателя за собой. А по страницам бок о бок с ним идут трое героев, верных выбранным убеждениям, детской дружбе и давней юношеской любви. И на последней странице с нами все равно останутся седые, прошедшие огонь и воду, но все те же вечные Петя, Гаврик и Мотя.
Tags: 30 книжных дней, О книгах
Subscribe

  • Трэш 2016 года. Хлопик, Зайка и Кот Матрос

    Котошапка и медвекегля, увиденные с утра во френдленте, навеяли мне воспоминания... 5 лет назад я наткнулась на статью о выборе маскота ЧМ по…

  • Сводки с обонятельного фронта

    (А вдруг кому мой опыт пригодится?) Краткое содержание предыдущих серий. В декабре я переболела понятно чем. Переболела в легкой форме, но…

  • Именно то, чего я боюсь...

    ...и с чем по мере сил своих борюсь в окружающей среде. «– Знаете, что самое странное в старости? Ты становишься невидимым. Пока ты…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments