Белый день (bely_den) wrote,
Белый день
bely_den

Categories:

4. Любимая книга из любимой серии. Джон Голсуорси. «Собственник»

«Тем, кто удостаивался приглашения на семейные торжества Форсайтов, являлось очаровательное и поучительное зрелище: представленная во всем блеске семья, принадлежащая к верхушке английской буржуазии…».

Еще правит кажущаяся вечной Виктория. Еще живы старшие Форсайты и, собравшись в своих гостиных, стоят на страже порядка и добродетели. Еще молод и эгоистичен Сомс Форсайт, которого родной дядя именует не иначе как Собственником, и, в общем, только-только разыгрывается самый первый акт драмы Форсайтов.

Ирэн Эрон, жена Сомса, пятый год живет с ним в чудесной золотой клеточке и страстно ненавидит своего мужа, физическую близость с ним и весь этот выстроенный для нее благопристойный мирок. Надо отметить, что Ирэн, в свою очередь, страстно ненавидит добрая половина читательниц. Причин тому мне видится две. Об одной я писала вот тут - назовем ее, что ли, завистью. Нет, даже не всегда именно завистью. Просто человек видит, как кто-то получает в подарок его личную хрустальную мечту, равнодушно рассматривает, а потом – шварк ее о стену! Мало ли с кем Ирэн не хотела спать, мало ли что Сомс воспользовался ее безвыходным положением, мало ли что она честно просила жениха дать ей развод, если брак ее не устроит, а жених взял и обманул ее! Получила отличного, на  вкус доброй читательницы, мужа – будь добра холить и лелеять.

Об абсурдности такого отношения там по ссылке много написано, поэтому я сразу перейду к объяснению номер два.
Признаем, что Ирэн по сравнению с большинством персонажей – темпераментной Джун, например, или тем же Сомсом, – прописана как-то блекло. Любоваться ей читателю дозволено лишь со стороны, забраться к ней в голову автор не разрешает. К тому же Голсуорси так неуемно восторгается ею (начав уже в предисловии к роману, где называет Ирэн «воплощением волнующей Красоты, врывающейся в мир собственников»), что немножко забывает свой восторг обосновать. И мы в конечном итоге вместо цельного и живого персонажа видим какую-то говорящую (и то скупо) голограмму из «волос цвета осенних листьев», «чувственных, нежных и мягких губ», «больших темных глаз» и прочих атрибутов, которые располагали бы к симпатии, будь это все изображено на картине, но в романе упрямо отказываются сколько-то убедительно обрисовывать персонажа.

А Сомс, меж тем, совершенно живой – несмотря на твердолобость, на ограниченность, на непрошибаемую уверенность в своей правоте, на, мягко скажем, неблаговидные поступки. Мы не успеваем сострадать Ирэн, потому что видим ее страдания глазами тех, кому она причиняет боль, - Сомса, Джун, то есть персонажей-репортеров. Разумеется, мы примеряем на себя именно их боль и начинаем за нее винить Ирэн, тем более, что и Джун, и тем более Сомс мастерски выписаны. Но от фактов никуда не деться – Ирэн несчастлива, обманута и не испытывает к мужу ни одного из тех чувств, которые делали бы брак сносным и без любви. Более того, муж-собственник сам копает себе яму, надумав увезти жену из города, запереть в комфортабельном загородном доме и владеть ею безраздельно: о ирония автора - нанятый для этой цели архитектор становится соперником Сомса. Голсуорси без околичностей сравнивает Сомса с рабовладельцем, и он прав. Главная тема «Собственника» конфликт человека и природы, условностей и естественного чувства. Через него же проходит и старый Джолион, глава клана, во имя семейной чести отрекшийся когда-то от сына. Гнев на сына-отступника превращается в гнев на разлучившее их общество. В конечном итоге Ирэн выбирает свободу и право на любовь. Джолион воссоединяется со своим ребенком. Сомс остается на пороге разоренного дома, чтобы прожить длинную жизнь еще в несколько книг. Там он будет свыкаться с любовью без обладания и обретет вторую, главную, любовь своей жизни, менее безответную, но более тревожную – дочь Флер.

P.S. Для радио «Собственник» гениально начитан Юрием Яковлевым. Лично для меня он с первых произнесенных слов стал идеальным «голосом Голсуорси». Жалею лишь об одном – что в этой же неподражаемой манере Яковлев не прочитал нам всю «Сагу», том за томом, подряд и без купюр.
Tags: 30 книжных дней, О книгах
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments