Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Bride

Человек ли он?

Вот что мне еще не нравится в современном фем-дискурсе (а я читаю очень умных и здравомыслящих женщин; правда, в комментах у них частенько разверзается ад), - отношение к мужчине априори как к абсолютно зрелой, сильной, цельной, полностью уравновешенной личности практически без слабостей и недостатков; все мужчины, проседающие хоть по какому-то параметру, объявляются негодными жалкими кукусиками. При этом женщина может быть какой угодно: слабой, ошибающейся, неуравновешенной, "низкоресурсной" - это нормально, ей дается тысяча советов, как с этим справиться. Советы "как поддержать мужчину" обычно сводятся к фразам типа "беги от него", "он тебя абьюзит" и "бросай его и ищи нормального или будь счастлива в одиночку". Хотя словами через рот декларируется как раз снисходительность, "мужчина может плакать и давать выход эмоциям" и т.д. Но буквально каждая конкретная ситуация, где этот выход дается или показывается слабина, объявляется вредной и потенциально опасной.

Все, кто давно меня читают, знают, что меня до белых глаз раздражает всяческая мудроженственность и совет делать  из мужа вечную ляльку. Так же как бесконечные уверения, что мужчины-де с Урана, а женщины с Альдебарана и взаимопонимание невозможно. Ну и про мудрости в духе "бьет - значит любит" и "изменяет/достает придирками - подумайте, чего ему не хватает" всем тоже все ясно. А уж про свою любимую фразу: "а ты попробуй измениться" или "он может измениться" я и не говорю.

Но черт побери совсем. Мужчина тоже может  бояться крови/вида родов. Он может впадать в панику и иметь слабые нервы. Он может иногда обижать, как и женщина может его обидеть. Он может бояться маленьких детей - когда женщину раздражает ее же ребенок, современная психотерапия протягивает ей руку помощи и рассказывает о материнском выгорании, а мужчина в этом случае "маменькин сынок, и вообще, откуда у него стресс". Да, старые советы "отвлекитесь от ребенка и попрыгайте вокруг мужа" звучат нелепо. Да, сейчас наконец появилось много разговоров о вовлеченном родительстве. Но в целом проблема "в мужчине не просыпается отец, ему нужна психологическая помощь" заметается под коврик так же усиленно, как когда-то "в женщине не просыпается мать". И да, само по себе в чистом виде вовлеченное родительство отнюдь не всегда решает эту проблему. И да, иногда взаимодействие в браке очень сильно нуждается в коррективах. И мужчине реально нужны понимание и эмпатия. Но женщину не надо трогать, она и так родила, не хватает ей еще домашним психологом работать, а мужчина пусть выбирается как-то сам - вот почаще памперсы поменяет, так залюбит дитя как миленький.

Я повторюсь - я понимаю причины этого явления в фем-повестке, но мне не нравится тот  перекос, который оно принимает.
Bride

Люди "Понедельника" и семья

Несколько человек попросили меня продублировать в ЖЖ давний пост и дискуссию про "Понедельник начинается в субботу" Стругацких с моей страницы ВК.
***
Наблюдение довольно устарелое, еще в 1989 году была опубликована полемическая статья на эту тему ("Отвергнувшие воскресенье"). Но я тут как-то особенно остро прочувствовала.
Который раз с огромным удовольствием перечитала "Понедельник начинается в субботу", но вот этот пассаж у меня вызвал еще большую оторопь, чем лет 7 назад:Collapse )
Bride

...а слова нет!

Друзья, на комментарии ко вчерашнему посту обязательно отвечу, спасибо вам! Просто в темпе бурного вальса заканчиваю одну из курсовых.

А пока, по следам вчерашнего же, — вот какой вопрос.

Как нынче принято обозначать материнский инстинкт в этих ваших энторнетах так, чтобы не пришли разгневанные прогрессивные читательницы и не закидали тебя тапками? Потому как из каждого утюга нам кричат: наука, мол, доказала, что у человека инстинктов нет, поэтому кто скажет про материнский инстинкт, тому сразу в лоб. Однако факт есть факт: одни девочки с малолетства нянчат кукол, умиляются живым младенцам и мечтают о своём, а другие девочки так же с малолетства от детей шарахаются, а при мысли о грудном вскармливании их попросту мутит. У уже состоявшихся матерей тоже разброс сложный: у некоторого процента привязанность к детям (если она есть вообще) остается на каком-то головном уровне ("надо", "он без меня пропадет", "он на меня похож"), а у других просто и естественно существует на уровне нутряном ("как можно не любить детишек?!"). И как вот эту разницу описать, не прибегая к преданному анафеме словосочетанию "волан-де-морт" "материнский инстинкт"?

А то, я гляжу, у нас, как всегда — уж простите — известная часть тела есть, а слова такого нет.
В шляпе

О воспитании нарцисса

На самом деле эта тема довольно холиварная, и не то чтобы у меня на нее перед сессией были силы и время, но тезисно я ее все-таки хочу зафиксировать.

Обычно, когда говорят, какой ужасной матерью была Цветаева, я согласна. Ну, ужасной, правда. И могу понять брезгливое отношение многих к ней как к человеку.
Тут вкратце — мое восприятие ситуации:

[Spoiler (click to open)]


Просто сейчас у женщины в ее положении есть хотя бы понимание, куда и как податься с такой проблемой. В ситуации же Цветаевой — голод, холод, муж в нетях, на руках два ребенка, один из которых ментально, видимо, не вполне здоров (не в 21 веке! в то время, когда и общественные нормы, и возможность социализации таких детей была другой), а у самой матери полное отсутствие материнских чувств и в анамнезе, мягко говоря, не очень здоровая психическая организация за гранью социопатии, — я не знаю, как я могу это осуждать. Ну то есть вот лично я — не могу сидеть и серьезно анализировать этичность поведения женщины, у которой в этих обстоятельствах снесло кукуху. Для меня эта история слишком отдает именно патологией, чтобы я могла как-то сознательно ее осуждать. Я же не порицаю, допустим, мать, которая в послеродовом психозе выходит с ребенком в окно. Просто испытываю сострадание и оторопь.
И вся эта ее последующая компенсация той истории истеричным залюбливанием Мура... В общем, она вписывается в общую картину.


Так вот. Мне нездоровые странности Цветаевой, увы, как-то очень по-человечески понятны, когда я читаю два документа. Они совершенно субъективны, но именно поэтому говорят о внутреннем мире и психическом состоянии этой женщины чуть больше, чем свидетельства и рациональные доводы нормальных здоровых людей со стороны. И такое, к несчастью, я до сих пор нередко вижу вокруг себя, просто, как правило, другие обстоятельства — и до явной трагедии, заметной окружающим, это не доходит. Но внутри эти ситуации так же ужасны. И так же уродливы люди, сформированные ими.

Итак, два документа.

Первый — это совокупность всех воспоминаний М.Ц. о ее собственной матери.

Collapse )

Bride

Подумалось: еще одна проблема традиционного брака

Кризис института брака связан еще и с тем, что даже посконно-традиционные толкования понятий "брак" и "семья" у всех абсолютно разные.

Два человека могут совершенно искренне декларировать свою нацеленность на создание семьи. Но когда они сходятся, обнаруживается, что понимали они под этим разное. Для одного это обязательство быть рядом и не бросать до самой старости, "пока смерть не разлучит вас", и обеспечить друг другу уход и поддержку на позднем этапе жизни. А для второго - совместный проект по воспитанию детей с возможностью сбросить с себя все обязательства и разъехаться по разным углам, когда эти дети вырастут. Сохраняя при этом, разумеется, формальный статус супругов.

Причем оба подхода я встречала в рамках вполне традиционной консервативной модели у людей, уверенных, что "главное - семья", "семья - это труд" и "семья - это ответственность".

P.S. Ах да, если мне скажут, что "надо договариваться на берегу", я не соглашусь. Договариваться-то надо, но люди часто и себе-то это так не формулируют. "Вот вырастим детей, а там я наконец смогу жить в деревне; ну и ты чем-нибудь займись". Они просто держат в голове модели, которые и сами-то нетвердо осознают порой. Поэтому называют такую модель "семья, как у людей, ну, чтобы поддерживать друг друга, чтоб детей вырастить". Вторая сторона простодушно называет свою модель точно так же. А сюрпризы вылезают сильно позже.
Bride

Хотел как лучше!

Меня удручает, насколько в нашем обществе принято подменять поступки намерениями.

Так, человека, притащившегося на массовое мероприятие с температурой 38, большинство не осудит. Он же не хотел заразить вон ту беременную женщину или того мужчину с почечной недостаточностью. Просто так получилось. Если бы он специально заразил — это бы совсем другое дело было! Отец, бьющий ребенка за плохие оценки, тоже заслуживает симпатии или хотя бы сочувствия в глазах большинства людей. Он же хочет-то как лучше. Он же хочет вырастить ребенка отличником! (А растит невротиком).

Равно и наоборот. Всякий полезный поступок, совершенный с корыстной целью, в глазах общества обесценивается, как будто они вот только вчера прочитали "Незнайку в Солнечном городе" и до сих пор ходят под впечатлением. Совершать добрые поступки надо только бескорыстно! Если похвалишь кому-нибудь хорошего платного врача, тебе непременно ответят: "Ну да, за такие-то деньги он, конечно, с ног до головы оближет...". Зачастую вполне объективные суждения собеседника перечеркиваются фразой: "Ну ты просто это любишь, для тебя это болезненно". То есть анекдот "Серебряная свадьба - уже бы вышел, если б сразу убил" раздражает тебя потому, что ты феминистка, а не потому что это низкий юморок почти сортирного уровня. А если ты нашел в исторической статье о 70-х годах в СССР анахронизмы и неточности — то это только потому, что ты "совкофил", а потому можно не исправлять ни неточностей, ни анахронизмов. Потому же, кстати, я терпеть не могу фразы "не верь пасынку, ругающему мачеху". Пасынок может, конечно, мачехи не переносить на дух, но говорить при этом полную и неоспоримую правду.

Как говорится, даже если Гитлер говорит вам, что дважды два четыре – это еще не повод переписывать учебник математики. 
В шляпе

Коростелев, миленький, возьми меня в Холмогоры

Не так давно я смотрела какую-то передачу про "звездных родителей". Передача сводилась к тому, что родители из звезд никакие (за редкими исключениями). И правда, там описывали просто вопиющие случаи родительской жестокости. А про одну советскую актрису, например, рассказывали, что она шлепала дочь школьным дневником по голове и высмеивала ее перед гостями.

И тут я несколько опешила, потому как на общем бесчеловечном фоне вот конкретно это ничем ужасным не казалось. А казалось – и так оно и было – обычным рядовым принятым в то время воспитанием. Поколение наших бабушек и дедушек, с их военным детством, не видело ничего уж такого ужасного в том, чтоб нашлепать тетрадью, дневником, а то и учебником ребенка по голове. Если бы им сказали, что это физическое насилие, они удивились бы сверхъестественно. Ремнём – да, нельзя, те, кто поинтеллигентнее, про это читали и слышали. А дневником-то чем плохо? Или ладошкой по затылку? Это же совсем не больно, это любя. А высмеивание ребенка перед посторонними – это вообще хорошо и правильно, это же мотивирует его быть лучше. Вот он застыдится перед гостями и перестанет грызть ногти/раскидывать вещи/разбивать коленки/ двойки получать. Коллектив воспитывает!

И здесь я скажу вещь, которая многих обидит. Шестидесятники вообще, в среднем, по современным меркам, – очень плохие родители.  То, чем они жили, – приоритет общественного над семьей, военная травма за плечами и идейное горение  – делает их отношения с детьми просто чудовищными в глазах нашего детоцентричного века. При этом я не умаляю ни в коей мере тех заслуг, которых они добились благодаря этому стержню: общественное важнее личного, да здравствует служение делу и лишь бы не было войны. История, конечно,  нас рассудит; скажем, идею яслей с восьмимесячного возраста я все-таки очень понимаю. Но есть какие-то вещи, которые мне кажутся абсолютным перебором: в принципе слабый интерес к своим детям и попытка отдать их воспитание на вечный аутсорс государству. Именно поэтому я обычно нечувствительна к увещеваниям соседушек из старшего (совсем старшего) поколения про то, что мы, в отличие от них, ленивы и эгоистичны, потому и деток не спешим рожать. Свойственное им запихивание детки на полную рабочую неделю в круглосуточный детский сад как-то вот не кажется мне большим самоотверженным родительским трудом.  Стругацкие, кстати, лишь довели многие идеи своего времени до логической точки, поместив всех детей описываемого коммунистического будущего в интернаты – и в их мире это невероятное благо: воспитывать должны профессионалы. Каждый должен заниматься своим делом. Творческий труд превыше всего!..

Написала я об этом просто потому, что сегодня наконец посмотрела от начала до конца "Сережу" Данелии и Таланкина и полфильма проревела. Как же ужасно быть семилетним, какой чужой, непонятный и враждебный взрослый мир вокруг. И ты совершенно ничего не можешь решать. Боже, боже!
А ведь у Сережи еще более-менее неплохие ребята на улице, особенно тот Вася в кепке, который за него заступался. И как хорошо, что авторы так честно дали этот мир глазами ребенка, который вечно одинок. Сколько там явных и не таких заметных деталей, осуждающих взаимодействия детей и взрослых, современных режиссерам. И сытый барственный тон дяди-капитана, песочащего Васю на семейном совете. И знаменитый дядяпетя-ты-дурак – и унизительное наказание, потому что "ребенок даже мысли не должен допускать, что взрослые могут быть олухами!". И сердитая девочка-"нянька", таскающая на руках вечную "ляльку", от веса которой ее тонкие ножки буквально подгибаются. И мама, льнущая к новому мужу и бросающая недовольные смущенные взгляды на маленького сына, буквально преследующего их. И чудовищная в ее устах фраза: "Сереженька, ну неужели ты для своей же пользы не можешь немножко пожить без нас? ...Это ненадолго: зиму поживешь здесь, а весной, ну или летом, мы вернемся за тобой" – боже, что такое целая зима для семилетнего ребенка! а если еще и весна!

...некоторые мои знакомые, однако, смотрят "Сережу" как забавный фильм про смешного карапуза, почти комедию.

И вот я думаю: сколько ни говори о снежинках и излишне нежном воспитании (а перегибы в этом плане я сама очень не люблю) – но, наверное, очень хорошо, что я давно не видела маленькой девочки, таскающей на руках здоровенного младенца. И что очень многим битье дневником по голове и высмеивание перед гостями наконец-то стало казаться тем, чем оно всегда и являлось – унижением.
Bride

Баллада про кормилицу эльфийской королевы

Сюжеты о смертных женщинах, которых взяли (украли, наняли) в повитухи или кормилицы для женщин эльфийских, так популярны в английском фольклоре, что последнее записанное устное предание по времени относится аж к 1920 году, и эльфийский джентльмен в нем едет в районную поликлинику на автобусе (!), чтобы медсестра приняла роды у его супруги в доме под холмом.
А эта баллада настолько стара и раритетна, что даже добычливому Чайлду она досталась изрядно попорченной: без связного сюжета, без части куплетов и явно без финала. По уцелевшим фрагментам можно предположить следующий сюжет: похищенная эльфами крестьянка, качая ночью эльфийское дитя, слышит мычание коровы в долине и вспоминает своего ребенка (ее, вероятно, и похитили после родов). Королева эльфов просыпается от ее причитаний и участливо спрашивает, почему та плачет. Фольклористы отмечают, что чаще всего дети у эльфов (и даже у их королей) рождаются от смертных женщин, взятых за красоту. Но интересно, что в балладе, записанной Чайлдом, королева все-таки говорит с кормилицей как с явно чуждым ей и даже низшим существом («ты плачешь, потому что тебе надо мяса, или денег, или других благ, которые нравятся леди?»). Та отвечает, что тоскует по своему младенцу и христианской земле. Королева в ответ ставит условие: пусть нянька вырастит ее дитя «пока оно не станет ходить, держась за руку», и ее отпустят на христианскую землю к сыну. В финале звучит текст о трех дорогах, знакомый нам, например, по балладе о Томасе Рифмаче. Предложение положить голову на колени - не знак особой нежности, а один из традиционных балладных способов для феи наделить смертного волшебным зрением. Я взяла на себя смелость дописать (восстановить?) последний куплет (у Чайлда баллада заканчивается строкой: «и это дорога в ад»), так как канонически в сюжете об эльфах третья дорога обычно упоминается.
Нам остается только гадать, каков был полный финал баллады. Кто произносит речь о трех дорогах: сама королева или подросший ребенок? А учитывая, как прихотливо течет время в стране эльфов – как знать, возможно, кормилица застает своего собственного младенчика уже седым мужчиной или вовсе оказывается в родных краях через 300 лет.

-Кормилица королевы фей-

Илл. Вернона Хилла
Collapse )
Оригинал поют, например, здесь:
Collapse )
bely_den

Камин-аут

Всем привет, я та самая сволочь, которая не любит публичного кормления грудью.

Но не потому что ах-ах-ах, неприличие, а потому что молоко может брызнуть или подтечь или ребенок может срыгнуть. Почему-то об этом никто не говорит. (Поэтому, кстати, давняя история с кормлением в зале Третьяковки не вызвала у меня сочувствия к маман. Это желательно делать как-то вдали от экспонатов. Кстати, взрослым есть и пить в залах точно так же не разрешают).

Нам (сволочам) упорно приписывают ханжество и страх от вида голой груди (которую обычно как раз прикрывают, кормя ребенка при посторонних). Меж тем на самом деле большинству людей просто неприятны чужие физиологические жидкости. Так что имеем типичную подмену тезиса.

А вот что в общественных местах всегда должны быть комнаты или отсеки для кормления и пеленания, — тут полностью согласна. 
Leaf

Здесь танцуют

Меня совершенно не напрягают ни дети в военной форме, ни шествия и парады, ни георгиевские ленточки, ни надписи «можем повторить». Это естественная для массового сознания карнавализация праздника. Если кого-то пугают милитаристы – то они есть в любом обществе, и праздники, посвященные героическому прошлому, – совершенно естественно направлены в том числе и на сублимацию вот этих милитаристских настроений. Карнавализация – вещь почти сакральная. И да, расскажите о том, как правильно радоваться, соллдатам, которые слушали Русланову у захваченного Рейхстага. И плясали. (Кстати, не забудем, какую надпись оставили на развалинах Бастилии задолго до того, в конце восемнадцатого века – давайте подумаем, почему).




И таки да, в историческом контексте надписи «можем повторить» – это «можем повторить героическую оборону страны»; давайте все-таки не будем забывать, кто развязал войну. (Ну разве что в этих машинах с девизами немцы сидят, в чем я сильно сомневаюсь). Я понимаю чье-то желание воспринять надпись, сделанную русским солдатом на стене Рейхстага, как захватнический лозунг, но он таковым не является и не являлся никогда.

У меня во френдленте целая туча очень хороших (я серьезно) и просвещенных людей страшно хотят рассказать другим людям, как они должны правильно праздновать и что при этом чувствовать. Им кажется, что люди празднуют как-то неприлично. И мотивы за них додумывают какие-то всё не те. И радость их какая-то другая, хуже, примитивнее.

Во-первых, на мой менее просвещенный взгляд – неприлично считать целую массу людей хуже и глупее себя просто по факту того, что их чувства выражаются непонятным тебе способом, и не скрывать этого. Так что, товарищи, просто выдохните, отстаньте от других и отмечайте так, как сами считаете нужным. Память ваших предков не разрушат дети в пилотках, тетки с георгиевскими ленточками на сумках и простые добродушные мужики, которые, искренне помахав с утра флажками и гвоздичками, едут на шашлыки. Даже если кто-то из них делает это ради тусовки — это нормально, это совершенно естественно для психологии масс, в этом есть даже здоровое и созидательное начало. Вы совершенно не в тех видите врага.

И вот, значит, тут наступает «во-вторых».

В психологии существует такое понятие: токсичное чувство вины.

Есть много умных, образованных людей, которые как-то подспудно нам всем пытаются привить это самое токсичное чувство. Не так стоим, не так смотрим. Не в то детей одеваем. Неправильно радуемся. Вообще не радуемся, а скорбим! Скорбим, сказано. В глаза не смотреть. Рассредоточиться. Больше трех не собираться. И вообще, давайте-ка мы вам в день Победы расскажем, как ваши прадеды немок насиловали (собственный прадед рассказчика, что характерно, не насиловал никого и никогда; а вот его сослуживцы…). И вообще, давайте считать их не героями, а бедными безвольными жертвами. А то что вы как имперцы.

Первыми ведутся, как водится, те самые добрые, просвещенные совестливые люди. Интеллигенция вообще податлива на чувство вины. Вот уж и праздник не радостен и не праздничен. И откровенная гордость за предков, оказывается, чуть ли не постыдная, грязная какая-то вещь (брось бяку!). Да и вообще, надо бы вот как в Европе, тихо поскорбеть, что ли…

А большая часть народа не ведется. И продолжает раздражать своими ленточками, фотками на фоне бронетехники, детьми в форме, громким распеванием «Катюши»…

Но знаете что?

Я не с вами, совестливые люди. Я с ними. Вот в этой толпе, у которой неправильные мотивы (в большинстве случаев придуманные вами), неблаголепные лица и наверняка, о ужас, дома ждут шашлык и водочка. Потому что гордость и радость – годная почва для произрастания всего хорошего. А чувство вины – токсичная. На ней не вырастет ни-че-го-шень-ки. Простите, но это банальная человеческая психология. И ваши совестливые фильмы, снятые с оглядкой и чувством вины, именно поэтому не цепляют подростков так, как цепляли советские. И дети тех, неправильных празднующих, – они, вероятнее всего, будут и дальше нести эту радость и этот семейный праздник, и память о надетой пилотке. А будут ли ваши дети? Или им просто надоест тихо скорбеть и стыдиться по домам?..